Volkhp.ru

Аграрный журнал
6 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Какую сельскохозяйственную культуру выращивали китайцы?

Сельское хозяйство и АПК

Ростовская область – один из крупнейших сельскохозяйственных регионов Российской Федерации.

На территории в 100 тысяч квадратных километров проживает 4,2 млн человек, из них третья часть в сельской местности — 1,3 млн человек.

Главное богатство области – ее почвенные ресурсы. Область расположена на обыкновенных, южных черноземах и каштановых почвах. В общей структуре земли черноземы занимают более 64% при средней толщине плодородного слоя 40 – 80 см.

Сельскохозяйственные угодья занимают 8,2 млн га, пашня – 5,9 млн га, в том числе орошаемая 231 тыс. га. Доля Ростовской области в общей площади сельхозугодий России составляет 3,9%. По площади сельхозугодий и площади посевов зерновых культур область занимает 2-е место в Российской Федерации, по плодородию пашни — 10 место среди других субъектов Российской Федерации. Почвенно-климатические условия области, несмотря на периодически повторяющиеся засухи, благоприятны для производства сельскохозяйственной продукции.

В сельхозпроизводстве — 1,2 тысячи сельхозорганизаций всех видов собственности, более 7,6 тысячи крестьянских (фермерских) хозяйств и индивидуальных предпринимателей, 546 тысяч личных подсобных хозяйств граждан.

Среднегодовая численность занятых в агропромышленном и рыбохозяйственном комплексах составляет 266,4 тыс. человек.

В Ростовской области выделяют шесть основных природно-сельскохозяйственных зон.

Центральная орошаемая – скотоводческо-овощеводческая с развитым виноградарством и рисосеянием. Включает 6 районов: Волгодонской, Мартыновский, Пролетарский, Семикаракорский, Багаевский, Веселовский.

Южная – зерно-скотоводческая с развитым свиноводством. В ней насчитывается 6 районов: Кагальницкий, Зерноградский, Егорлыкский, Целинский, Cальский, Песчанокопский.

Восточная – овцеводческо-зерновая с развитым мясным скотоводством. В нее входят 5 районов: Орловский, Зимовниковский, Ремонтненский, Дубовский, Заветинский.

Ростовская область – в числе лидеров в России по валовым сборам зерна и подсолнечника. Перспективными направлениями АПК области также являются: прудовое рыбоводство, производство животноводческой продукции, овощей, переработка сельхозпродукции с последующим доведением до потребителя.

На долю Ростовской области приходится более 28% продукции сельского хозяйства, производимой в Южном федеральном округе.

Более 77% валовой продукции сельского хозяйства области производится в отрасли растениеводства. Ее развитие базируется на повышении культуры земледелия, внедрении энергосберегающих технологий, новых сортов и гибридов зерновых, масличных культур, повышении эффективности использования сельскохозяйственных земель.

Зерновое направление в растениеводстве имеет первостепенное значение. По выращиванию зерновых область занимает 1-е место в России (в 2020 году). Под зерновыми культурами занято около 76% посевных площадей. Главная зерновая культура – озимая пшеница. Широко распространены посевы ярового ячменя, кукурузы, проса, риса, гречихи, гороха, сои. Ведущей технической культурой является подсолнечник. Сбор зерновых культур ежегодно составляет в среднем 12 млн тонн, масличных культур – до 1,7 млн тонн, овощей — более 500 тыс. тонн.

Ростовская область поставляет зерно и подсолнечное масло в северные регионы и промышленно развитые центры страны. Кроме того, она является крупнейшим экспортером продукции сельского хозяйства и продуктов ее переработки. Экспорт продукции агропромышленного комплекса на внешний рынок составляет более 18 млн тонн в год, в том числе зерновых культур порядка 15 млн тонн. Ежегодный экспорт подсолнечного масла – около 2 млн тонн. Донские предприятия помимо зерна и масла экспортируют крупы, хлебцы, муку, патоку, кондитерские изделия.

В Ростовской области — благоприятные условия для развития садоводства и виноградарства. Наличие плодородных почв, обилие тепла и солнечных дней, орошение создают предпосылки для произрастания плодово-ягодных культур и винограда самых разнообразных пород и сортов.

На Дону традиционно развито животноводство. В этой отрасли хозяйства специализируются по молочному и мясному направлению, свиноводству, овцеводству, коневодству и птицеводству. Ежегодно в области производится более 298 тыс. тонн мяса (в живом весе), 1096 тыс. тонн молока, 1777 млн шт. яиц.

Славу донскому краю составила и рыбная отрасль. Азовское море, крупные водохранилища (Цимлянское и Манычское), реки, озера, рукотворные пруды – везде есть рыба.

Пищевая и перерабатывающая промышленность занимает первое место среди обрабатывающих производств, ее вклад в общий промышленный объем составляет около 19%.

В этой отрасли работает более 150 крупных и средних предприятий, а также порядка 500 малых и микропредприятий. В области производится продукция практически всех отраслей пищевой и перерабатывающей промышленности за исключением сахара.

Ассортиментный ряд предприятий пищевой и перерабатывающей промышленности составляет свыше 2 тысяч наименований продовольственных товаров, более 500 видов из которых соответствует европейским стандартам.

Производство пшеницы в мире. Страны-производители пшеницы

Материалы статьи включают в себя сведения о производстве пшеницы в мире, данные об объемах сборов в основных странах-производителях пшеницы (ТОП-100). Статья подготовлена специалистами Экспертно-аналитического центра агробизнеса «АБ-Центр» на основе статистических и прогнозных данных Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО), Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), Росстата, Минсельхоза РФ, Минсельхоза США (USDA) в 2016 году. Материал является частью Энциклопедии агробизнеса «Сельское хозяйство». Для перехода на главную страницу энциклопедии, перейдите по ссылке — Сельское хозяйство.

Производство пшеницы в мире

Производство пшеницы в мире в 2014 году, по данным ФАО, составило 729,0 млн тонн. Это на 2,5% больше, чем в 2013 году. По отношению к показателям десятилетней давности (к 2004 году) объем производства вырос на 15,3% или на 96,8 тыс. тонн.

Мировое производство пшеницы в 2015 году, по оценкам ОЭСР, находится на уровне 723,8 тыс. тонн. По прогнозам данной организации, в 2016 году существенных изменений в мировом производстве пшеницы не ожидается.

В перспективе следующих 10 лет прирост мирового производства пшеницы замедлится. К 2024 году показатели вырастут по отношению к 2014 году на 7,9% или на 59,7 млн тонн.

Замедление объемов прироста производства пшеницы в мире в течение следующих 10 лет прогнозируют и в USDA. В 2024/2025 сельскохозяйственном году мировой сбор пшеницы, по прогнозам данной организации, составит 776,2 млн тонн, что на 6,6% больше, чем в 2014/2015 году.

Страны-производители пшеницы

Пшеница производится в более чем 100 странах мира. При этом, в 53 странах мира в 2014 году объем производства пшеницы составляет свыше 1 млн тонн.

На долю крупнейших 10 стран-производителей пшеницы в 2014 году пришлось 69,6% от мирового объема сборов. Эти страны – Китай, Индия, Россия, США, Франция, Канада, Германия, Пакистан, Австралия и Украина.

На долю ТОП-30 стран-производителей пшеницы в мире приходится 92,4% от общего урожая. В ТОП-30 в 2014 году, помимо вышеперечисленных стран вошли Турция, Великобритания, Аргентина, Казахстан, Польша, Египет, Иран, Румыния, Италия, Узбекистан, Испания, Бразилия, Чехия, Афганистан, Болгария, Венгрия, Марокко, Дания, Эфиопия и Ирак.

Ниже представлены текущие и прогнозные тенденции производства пшеницы в трех крупнейших странах-производителях.

Производство пшеницы в Китае

Китай — основной производитель пшеницы в мире. В 2014 году доля Китая в мировом производстве данной зерновой культуры составила 17,3%, объем производства – 126,2 млн тонн. За 10 лет, по отношению к 2004 году, производство пшеницы в Китае выросло на 37,3% или на 34,3 млн тонн. Ожидается, что в последующие 10 лет ввиду ограниченного запаса свободных земель, рост производства пшеницы в Китае существенно замедлится. К 2024 году, по прогнозу ОЭСР, он достигнет 130,9 млн тонн, что практически на уровне современных отметок. По данным USDA, сбор пшеницы в Китае к 2024/2025 сельскохозяйственному году достигнет 133,1 млн тонн.

Производство пшеницы в Индии

Среди стран-производителей пшеницы в 2014 году — Индия находится на 2-м месте с объемом в 94,5 млн тонн. За 10 лет показатели выросли на 30,9% или на 22,3 млн тонн. В Индии запасы пригодных для расширения площадей также ограничены, однако ввиду некоторой технологической отсталости в области выращивания растениеводческих культур, существует возможность устойчивого интенсивного наращивания объемов производства. Урожай в условиях внедрения передовых технологий в производственный процесс может значительно возрасти. По прогнозам ОЭСР, к 2024 году сборы пшеницы в Индии достигнут 110,2 млн тонн — прирост на 16,6% или на 15,7 млн тонн. Прогноз Минсельхоза США по производству пшеницы в Индии более умеренный. К 2024/2025 сельскохозяйственному году производство возрастет на 7,5% по отношению к показателям за 2014/2015 году.

Производство пшеницы в России

Среди стран-производителей пшеницы Россия занимает 3-е место в мире. В 2014 году объем производства пшеницы в России составил 59,7 млн тонн (8,2% мирового производства).

За 10 лет показатели выросли на 31,4% или на 16,6 млн тонн. По оценкам АБ-Центр, в 2015 году объем производства пшеницы в РФ превысил 62 млн тонн, по данным Минсельхоза РФ – составил 63,8 млн тонн.

Стоит отметить, что урожай пшеницы в РФ объемом свыше 60 млн тонн прогнозировался ОЭСР только к 2021 году.

На аналогичных отметках находятся и прогнозы производства пшеницы в РФ со стороны USDA — до 62,1 млн тонн в 2024/2025 сельскохозяйственном году. В то же время прогноз данной организации по экспорту пшеницы из РФ более позитивный — рост в течение следующих 10 лет на 22,0%.

Устойчивый рост производства пшеницы в России, по оценкам АБ-Центр, обусловлен целым рядом факторов, таких как:

  • рост потребления на внутреннем рынке (в том числе увеличение потребности отрасли животноводства в кормах);
  • развитие логистической инфраструктуры, что позволило существенно нарастить объемы экспорта;
  • повышение урожайности пшеницы. Анализ среднегодовых показателей за длительный период позволяет в значительной степени исключить влияние природно-климатических факторов и определить вклад использования передовых технологий в изменение урожайности пшеницы в России. Среднегодовая урожайность этого основного вида зерновых в России, по расчетам, составленным на основе данных Росстата, в 1991-2000 гг. составляла 16,4 ц/га, в 2001-2010 гг. – возросла до 20,5 ц/га, в 2011-2015 гг. – достигла 22,5 ц/га.

Производство пшеницы в США

Объем производства пшеницы в США в 2014 году, по данным ФАО, составил 55,4 млн тонн, это 7,6% от мирового производства. За последние 10 лет, по отношению к 2004 году показатели снизились на 5,6%. По прогнозу ОЭСР, к 2024 году производство пшеницы в США составит 59,4 млн тонн. В Минсельхозе США к 2024/2025 сельскохозяйственном году ожидают увеличения объемов до 58,9 млн тонн (на уровне показателей 2004 года).

Читайте также:

Рынок зерна (тенденции российского и мирового рынка зерна, страны-произвоители зерна по виду, страны экспортеры и импортеры зерна по виду, цены на зерно).

Смотрите также

О производстве продовольствия в России

Изменение объемов производства товаров пищевой и перерабатывающей промышленности

Российский рынок сельхозсырья и продовольствия — тенденции и прогнозы

Рынок сельхозсырья и продовольствия — комплексный анализ

Цены на продовольствие в России — тенденции и прогнозы

Цены на продовольствие в оптовом и розничном звене

Импорт сельхозсырья и продовольствия в Россию в 2001-2019 гг., перспективы на 2020 год

Анализ импорта сельхозсырья и продовольствия в Россию

Экспорт сельхозсырья и продовольствия из России в 2001-2019 гг., перспективы на 2020 год

Анализ экспорта сельхозсырья и продовольствия из России

На Среднем Урале трудится около тысячи китайских фермеров

Граждане Китая выращивают сельхозпродукцию по всей России. Не найдя свободной земли у себя на родине, китайцы активно осваивают территории от Дальнего Востока до Калининграда. Фото: Александр Зайцев

Тянь Юнсян рассчитывает на увеличение торговли сельхозпродукцией между нашими странами. Фото: Александр Зайцев

Как в современном Китае поощряется развитие сельского хозяйства, какие преобладают формы собственности на землю и какую сельхозпродукцию поставляет в Поднебесную наш регион, в интервью «ОГ» рассказал генеральный консул КНР в Екатеринбурге Тянь Юнсян.

Не рисом единым

— Господин консул, несколько десятилетий назад перед Китаем стояла задача накормить собственное миллиардное население. За счёт чего вашей стране удалось не только выполнить эту задачу, но и перейти к активному экспорту сельскохозяйственной продукции?

— Тема сельского хозяйства для нашей страны очень важна. Сейчас население Китая составляет 1 миллиард 350 миллионов человек. Если продуктов не хватит, будет голодать большое число людей. Например, так случилось в начале 1960-х годов: в Китае не хватило зерна, и от голода умерло большое число людей.

С началом политики реформ и открытости наше правительство стало уделять больше внимания не только промышленности, но и сельскому хозяйству, принимать в этой сфере много эффективных мер. В начале каждого года тема развития сельскохозяйственного производства обсуждается нашим правительством и Коммунистической партией Китая, формируется общий план. Имеется и научная поддержка со стороны нашей Академии наук и китайских университетов.

Большое значение имеет финансовая поддержка отрасли со стороны государства, конечно, при условии соблюдения правил Всемирной торговой организации. Фермерам и сельхозпредприятиям выделяются кредиты по заниженной ставке на приобретение новой техники, удобрений, на проведение ирригационных мероприятий. В том случае, если в стране собран высокий урожай и рынок сбивает цены, государство устанавливает высокие закупочные цены на сельхозпродукцию, например, на кукурузу, чтобы фермеры и сельхозпредприятия сохранили стимул и на следующий год продолжили выращивать этот вид продукции.

Также уделяется внимание переработке продукции, чтобы сельскохозяйственное сырьё закупалось в как можно больших объёмах.

В результате уже на протяжении последних двенадцати лет постоянно растут объёмы производства зерна. Наша страна уже перешла на само-обеспечение зерном.

Около 20 процентов посевных площадей в Китае занято под рис. За многовековую историю выращивания риса в этой стране было выведено около 10 тысяч сортов. Фото: cdn.phys.org

— Для России стратегически важными продуктами являются зерно и картофель. Для Китая, очевидно, рис?

— В северной, северо-восточной и центральной частях Китая стратегически важным продуктом, как и в России, является зерно пшеницы. В восточной и южной частях Китая это рис. В западной части — и пшеница, и рис. Но из-за особенностей климата и других природных причин качество пшеницы у нас не очень высокое. Поэтому Китай ежегодно импортирует зерно твёрдых сортов пшеницы из других стран, в том числе из Канады и России.

Точно так же Китай в небольших объёмах импортирует более ценные сорта риса из стран Юго-Восточной Азии, например, из Таиланда.

Однако мы и экспортируем эту сельскохозяйственную продукцию, это двусторонний процесс.

— Кто сегодня преимущественно занят сельхозпроизводством в Китае — коллективные хозяйства или фермеры?

— Раньше в нашей стране было подобие ваших колхозов и совхозов — производственные бригады. С началом политики реформ и открытости система сельского хозяйства стала изменяться. Основным хозяином на земле стала семья, владеющая своим земельным участком. Но это существенно ограничивало возможности применения на небольших участках сельхозмашин и удобрений. Поэтому крестьяне стали на добровольной основе кооперироваться, объединять участки, совместно заниматься планированием, закупкой техники и удобрений.

В последние годы у нас имеются в сельском хозяйстве и коллективная, и частная, и акционерная, и государственная формы собственности. У каждой из них есть свои преимущества. Например, в горах есть небольшие участки возделываемой земли, там преобладают индивидуальные хозяйства. А на северо-востоке Китая, в провинции Хейлунцзян, площади пашни большие, там преобладают государственные и акционерные предприятия.

Китайцы землю не бросают

— Какую продукцию сельского хозяйства Китай готов поставлять в Россию и импортировать из нашей страны?

— В последние годы отмечается быстрый рост объёмов торговли сельскохозяйственной продукцией между нашими странами. Из Китая в Россию поставляются фрукты, овощи (яблоки, огурцы, помидоры, гранаты). Из России в Китай — в основном зерно. В настоящее время обсуждается возможность поставок в нашу страну российского мяса и мясопродуктов. Свердловская область продаёт в Китай рапс и зерно пшеницы.

— На последнем пленуме ЦК Компартии Китая было заявлено о необходимости к 2020 году повысить уровень модернизации сельского хозяйства страны. Что конкретно планируется сделать?

— Для модернизации сельского хозяйства будет усилена экономическая поддержка государства, в том числе за счёт выделения субсидий сельхозпредприятиям. Правительство намерено повысить закупочные цены на сельхозпродукцию. Пока ценовой разрыв между промышленными товарами и продукцией сельского хозяйства остаётся существенным. Например, самый простой телевизор стоит 2 тысячи юаней. На эти же деньги можно купить сотни килограммов зерна. Поэтому важно повысить закупочные цены на сельхозпродукцию, чтобы стимулировать активность китайских крестьян.

Планируется также ускорить процесс информатизации в сельском хозяйстве с внедрением системы «Интернет плюс».

И ещё один важный момент. У многих в Китае есть свой земельный участок. Допустим, хозяин больше не желает работать на этом участке, а хочет уехать из деревни и жить в городе. В этом случае он сможет сдать в аренду свой участок другим людям, которые хотят работать в деревне. То есть разрешается оборот земли.

— А можно ли изымать в Китае землю в том случае, если она заброшена и не возделывается?

— В России очень обширная территория и мало населения, поэтому в случае с вашей страной есть объективные причины, почему много пустующих земель. А в Китае, наоборот, много народа и мало земли. Поэтому у нас случаев с заброшенностью земель очень мало. Люди активно придумывают разные выходы по использованию своей земли.

Читать еще:  Что выращивать зимой в домашних условиях?

— Именно поэтому многие граждане КНР приезжают в Россию заниматься сельским хозяйством?

— В России земли много, на многих территориях климат благоприятствует занятию сельским хозяйством. Поэтому здесь есть большой потенциал для сотрудничества между нашими странами. Граждане Китая выращивают сельхозпродукцию во многих российских регионах — от Дальнего Востока до Калининграда. Есть и коллективные хозяйства, и индивидуальные. Я знаю, что в европейской части России занимается инвестициями в сельское хозяйство очень крупная китайская компания: выращивает там зерно, перерабатывает его и экспортирует в другие страны.

В России в сфере сельского хозяйства китайцы выращивают пшеницу, овощи, а также занимаются животноводством.

Тысяча на регион

— Сколько, по вашим оценкам, китайских граждан сегодня занято в сельском хозяйстве Свердловской области?

— Около тысячи человек — вблизи Екатеринбурга, Каменска-Уральского, Нижнего Тагила, Первоуральска. Но это в летний период, а к зиме они уезжают домой. Для сравнения: в Челябинской области — около четырёх тысяч, в Новосибирской области — около двух тысяч, в Омской области — тысяча китайцев.

— Чем можно объяснить тот факт, что контрольно-надзорные органы России ежегодно выявляют случаи чрезмерного использования химикатов китайскими фермерами, выращивающими у нас овощи?

— При выращивании сельхозпродукции используются удобрения и гербициды. У каждой страны в этой сфере есть свой стандарт и свои нормы. Конечно, я не исключаю, что некоторые люди, работающие здесь, чрезмерно используют химические удобрения. Когда ваши надзорные органы проводят проверки, они выявляют такие нарушения. Но этих случаев очень мало. Большинство граждан Китая соблюдает ваше законодательство и заботится об окружающей среде. Те овощи, которые производят китайцы в России, являются качественными и доступными по цене, поэтому пользуются спросом на рынке.

Справка «ОГ»

Пока доля торговли сельскохозяйственными продуктами в общем объёме двустороннего товарооборота между Китаем и Россией занимает менее 5 процентов, хотя в перспективе она имеет большие возможности для роста. В последние годы региональные правительства Китая и России начали активно реализовывать соглашение о сельскохозяйственном сотрудничестве между двумя странами. Пограничные китайские провинции Хэйлунцзян, Цзилинь и другие активно поощряют и поддерживают предприятия, выходящие в Россию. Такие предприятия устанавливают и расширяют зоны сельскохозяйственной кооперации, применяют китайскую агротехнику, используют китайские агротехнологии, привлекают рабочую силу среди граждан КНР и пользуются определёнными привилегиями со стороны властей.

Какую сельскохозяйственную культуру выращивали китайцы?

Сельскохозяйственные культуры — культурные растения, возделываемые с целью получения продуктов питания, технического сырья и корма для скота.

К сельскохозяйственным культурам относятся зерновые, зернобобовые, кормовые, масличные, эфиромасличные, технические, овощные, лекарственные, цветочные, плодовые, ягодные растения, картофель, сахарная свёкла, виноград.

Зерновые культуры — важнейшая группа возделываемых растений, дающих зерно, основной продукт питания человека, сырьё для многих отраслей промышленности и корма для сельскохозяйственных животных.

Зерновые культуры подразделяются на хлебные и зернобобовые. Большинство хлебных зерновых культур (пшеница, рожь, рис, овёс, ячмень, кукуруза, сорго, просо, чумиза, могар, пайза, дагусса и др.) принадлежит к ботаническому семейству злаков; гречиха — к семейству гречишных; мучнистый амарант — к семейству амарантовых. Зерно хлебных зерновых культур содержит много углеводов (60-80% на сухое вещество), белков (7-20% на сухое вещество), ферменты, витамины комплекса В (B1, B2, B6), PP и провитамин А, чем и определяется высокая питательность его для человека и ценность для кормового использования.

Зернобобовые культуры (зерновые бобовые культуры, в кулинарии — просто бобовые) — группа некоторых растений порядка Бобовые, возделываемых ради плодов, являющихся продуктами питания.

Кормовые культуры — сельскохозяйственные культуры, выращиваемые на корм животным.

К кормовым культурам относятся многолетние и однолетние кормовые травы (для получения пастбищных и зелёных летних кормов, зелёной массы на сено, сенаж, силос, травяную муку), силосные культуры (кукуруза, подсолнечник и др.), кормовые корнеплоды (кормовая свёкла, турнепс, брюква, морковь), кормовые бахчевые культуры (тыква, кабачок, арбуз).

Масличные культуры — растения, возделываемые для получения жирных масел. Объединяют однолетние и многолетние растения различных семейств: сложноцветных — подсолнечник, сафлор; бобовых — соя, арахис; губоцветных — перилла, ляллеманция; маслинных — маслина; крестоцветных — рапс, горчица, рыжик и др. Некоторые из них тропические деревья (кокосовая, масличная пальмы, какао, тунг); другие — травянистые растения, выращиваемые в странах с умеренным климатом (соя, подсолнечник, рапс, лён масличный и другие). Большинство масличных культур накапливает масло жирное в семенах и плодах, некоторые, например чуфа, в клубнях. Среди них есть растения, дающие твёрдые масла (пальмы, какао, восковое дерево) и жидкие масла (маслина, тунг, травянистые растения). Кроме масличных культур, сырьём для масложировой промышленности являются семена прядильных культур (хлопчатник, лён-долгунец, конопля), некоторых эфирномасличных растений (кориандр, тмин, анис), плоды орехоплодных (грецкий орех, миндаль, кедровая сосна). Жирное масло получают также из зародышей семян кукурузы и пшеницы, из семян персика, абрикоса (косточковое масло) и др.

В мировом земледелии основное значение имеют соя, арахис, подсолнечник, маслина, рапс, кунжут, клещевина.

Эфиромасличные растения — растения, содержащие в особых клетках (эфиромасличных ходах) или в железистых волосках пахучие эфирные масла — летучие соединения практически не растворимые в воде. Они представляют собой сложные смеси различных органических соединений: терпенов, спиртов, альдегидов, кетонов.

Эфирмасличными эти растения стали называть в XIX веке, когда из них стали получать промышленные количества пахучих веществ — прежде всего эфирных масел. Используются же они не одно тысячелентие. Клеопатра применяла ароматные притирания из пахучих трав. Авиценна ценил мяту, как средство борьбы с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Способность вырабатывать пахучие масла отмечены более чем у 3000 видов растений, относящихся в семействам Зонтичные, Яснотковые, Рутовые, но промышленное значение имеют во всём мире около 200 видов.

Наибольшее количество эфирных масел содержится в цветках и плодах, меньше — в листьях, стеблях и подземных органах. Количество масел колеблется от едва заметных следов до 20-25% на сухое вещество. Большинство эфиромасличных растений — до 44 % всех видов — произрастает в тропиках и субтропиках (цитрусовые, гвоздичное дерево, лавровое дерево, коричное дерево, имбирь). Имеются промышленные плантации этих культур. В средней полосе культивируют и собирают в дикорастущем виде в основном травянистые эфиромасличные — кориандр, шалфей, базилик, тмин, анис, пачули, укроп, аир. Самые ценные масла содержатся в эфиромасличных растениях семейств Имбирные, Санталовые, Лавровые, Розовые, Гераниевые, Рутовые.

Эфиромасличные растения используются в парфюмерии (розовое, жасминное, лавандовое масла), в мыловаренной, кондитерской, фармацевтической, ликёро-водочной и в пищевой промышленности (вкусовые приправы и ароматизаторы).

К эфиромасличным растениям относятся большое количество лекарственных растений — эвкалипты, камфорное дерево, мята, петрушка, тимьян, розмарин, рута.

Технические культуры — растения, возделываемые человеком для получения технического сырья. Так, например, картофель, рис или кукуруза могут возделываться как крахмалоносы (в том числе для дальнейшей переработки в спирт), а также как овощная культура, а кукуруза и рис — зерновая. Зерновые растения могут выращиваться как фуражная культура и т. д.

Часто выделяют следующие виды технических культур: прядильные, лубяные, масличные, сахароносы, красильные растения, каучуконосы

Овощ — кулинарный термин, обозначающий съедобную часть (например, плод или клубень) растения. С точки зрения ботаники, овощи — это съедобные части травянистых растений. Кулинарный термин «овощ» может применяться к съедобным плодам, которые с точки зрения ботаники являются ягодами и фруктами.

Овощи подразделяют на следующие группы:

  • клубнеплоды — топинамбур (земляная груша), батат, картофель;
  • корнеплоды — морковь, свёкла, репа, брюква, редька, редис, петрушка, пастернак, сельдерей, хрен;
  • капустные — капуста белокочанная, краснокочанная, савойская, брюссельская, цветная, кольраби, брокколи;
  • пряные — укроп, эстрагон, чабер, базилик, майоран;
  • тыквенные — тыква, кабачок, огурец, патиссон;
  • бобовые — горох, бобы;
  • зерновые — сахарная кукуруза;
  • десертные — артишок, спаржа, ревень.

Лекарственные растения — обширная группа растений, органы или части которых являются сырьём для получения средств, используемых в народной, медицинской или ветеринарной практике с лечебными или профилактическими целями.

Наиболее широко лекарственные растения представлены в народной медицине.

В качестве лекарственных растений в начале XXI века широко используются аир, алоэ, брусника, девясил, зверобой, календула, каллизия, клюква, малина, мать-и-мачеха, мята, облепиха, подорожник, ромашка, солодка, тысячелистник, шалфей, шиповник и многие другие.

Как все знают ассортимент цветочных растений достаточно велик и разнообразен, что позволяет при соответствующем подборе иметь цветы в открытом грунте непрерывно. Одни из видов, обладающие наиболее ценными декоративными и биологическими качествами, являются основными, преобладающими в ассортименте, другие — второстепенными.

По своим биологическим особенностям все цветочные растения делятся на три группы: многолетники, двулетники и однолетники. Цветы многолетники должны преобладать в цветниках вследствие высокой декоративности и меньших затрат труда и времени на выращивание их и уход за ними.

Как правило, многолетники размножают вегетативно — делением куста, корневища, черенкованием, клубнями, луковицами и так далее, что даёт возможность сохранять их сортовые качества. Некоторые многолетники (дельфиниум, люпин, мак восточный) размножают и семенами. Однако при этом для сохранения сортовых качеств следует соблюдать изоляцию между сортами. Основными видами многолетников в средней зоне являются тюльпаны, пионы, гладиолусы, лилии, флоксы, ирисы, дельфиниумы, люпины, мак многолетний и другие.

Двулетние цветы — анютины глазки (виола), турецкая гвоздика, незабудка альпийская, маргаритка, колокольчик (кампанула) — обильно цветут на второй год после посева семян, главным образом весной и в первой половине лета.

В пределах почти каждого вида цветочных растений селекционерами созданы сорта различного назначения: низкорослые — для озеленения, высокорослые — для среза.

Селекционерам-цветоводам удалось достичь чрезвычайно большого разнообразия сортов, различающихся по окраске, форме, размеру цветка, срокам цветения, высоте растений и так далее. Число сортов, в том числе отечественной селекции, растёт с каждым годом, давая все новые и новые формы растений.

В большинстве классификаций плоды обычно разделяют на настоящие или истинные (формирующиеся из разросшейся завязи) и ложные (в их образовании принимают участие и другие органы). Настоящие плоды подразделяют на простые (сформированные из одного пестика) и сложные (возникшие из многочленного апокарпного гинецея). Пример сложных плодов: сложный орешек или многоорешек (шиповник), сложная семянка (клубника, земляника), сложная костянка (малина), фрага или земляничина (многоорешек на разросшемся при созревании мясистом цветоложе). Простые делят по консистенции околоплодника на сухие и сочные.

I. Сухие — с сухим околоплодником:

1) Коробочковидные — многосеменные

  • собственно коробочка (мак, тюльпан, дурман);
  • крыночка;
  • боб (Семейство Бобовые);
  • мешочек;
  • стручок или стручочек (Семейство Крестоцветные);
  • листовка.

2) Ореховидные или односеменные

  • орех, орешек (лещина, фундук);
  • зерновка (злаки);
  • крылатка (клён);
  • желудь (дуб);
  • семянка.

II. Сочные — с сочным околоплодником:

1) Ягодовидные — многосеменные:

  • ягода (плод черники, смородины, томата);
  • яблоко (плоды яблони, груши, рябина);
  • тыквина (плоды арбуза, тыквы, кабачка);
  • гесперидий, или померанец (плод цитрусовых;
  • гранатина (плод граната).

2) Костянковидные:

  • сочная костянка (вишня, слива, персики);
  • сухая костянка (грецкий орех).

Сложные плоды называют, исходя из названий простых плодов (многолистовка, многокостянка, многоорешек и т. д.).

Ягодные культуры, группа многолетних дикорастущих и культурных растений (кустарники, полукустарники и травы), дающих съедобные плоды, называемых в быту ягодами. В европейских странах в культуре наиболее распространены земляника, смородина, малина, крыжовник; в Северной Америке культивируют также клюкву, ежевику, голубику. Реже возделывают клубнику, черноплодную рябину, актинидию, облепиху. Из дикорастущих чаще встречаются клюква, брусника и черника.

Картофель, Паслён клубненосный (лат. Solanum tuberosum) — вид многолетних клубненосных травянистых растений из рода Паслён (Solanum) семейства Паслёновые (Solanaceae). Клубни картофеля являются важным продуктом питания, в отличие от ядовитых плодов, содержащих соланин.

Сахарная свёкла (свекловица) — группа разновидностей обыкновенной корнеплодной свёклы; техническая культура, в корнях которой содержится много сахарозы.

Виноград (лат. Vitis) — род растений семейства Виноградовые, а также плоды таких растений, в зрелом виде представляющие собой сладкие ягоды.

Почему в будущее российской деревни не верят ее обитатели, социолог Дмитрий Рогозин объяснил Ольге Филиной

Команда исследователей из РАНХиГС изучала особенности деревенской жизни в России и Китае, обнаружив как общие беды, так и характерно российское нежелание их решать. Почему в будущее российской деревни не верят ее собственные обитатели, «Огонек» спросил у соавтора исследования, завлабораторией методологии социальных исследований РАНХиГС Дмитрия Рогозина

— Вы вернулись из экспедиции в китайскую деревню и провели масштабный опрос деревни русской. Есть сходство?

— У нас есть общие проблемы. Сотрудничество с Китайским сельскохозяйственным университетом было важно тем, что помогло увидеть ситуацию в сельской местности свежим взглядом, обнаружить универсальные сложности и ограничения в развитии современных деревень. Китайцы свою озабоченность сформулировали максимально точно: приход города в деревню разрушает обоих, создавая «промежуточные» формы жизни, которые гораздо уязвимее просто «городской» или просто «деревенской» жизни. Однако этот приход необратим, и нужно понять, как с ним справляться. Поэтому те же китайцы объявили у себя долгосрочную программу «ревитализации» сел, противопоставив ее «модернизации», которая делает столкновение с городом только болезненнее. У нас стратегического видения того, к какому будущему идет российское село, просто нет. В лучшем случае кажется, что будущее села — это «выход в город», принятие городских правил игры и хозяйствования, но в переводе на русский это все то же отсутствие будущего, конец деревни. Китайским коллегам было очень интересно, как Россия развивает поселения, примыкающие к большим городам, как сглаживает конфликты между территориями. Мы честно говорили, что идем наощупь — и имеем встречный интерес к опыту соседей.

— И как же город размывает село?

— В ходе последнего июльского исследования мы набрали массу интересных примеров. В общем виде ситуация выглядит так: жило-было село, где 3–4 поколения людей оставались на своей территории, чувствовали себя хозяевами земли. Вдруг к ним проложили дорогу, рядом поставили заправку или нефтепровод куда-то пошел мимо — и начались чудеса. Сначала появляется дух Остапа Бендера: мимо плывут деньги, и народ соображает, что можно сделать врезку в трубу, или с ГИБДД о чем-то договориться; потом сообщество чует, что по этой дороге можно уехать, возникают вахтовики. Начинается копирование городского образа жизни в его самых простых, внешних элементах — от любви к долгоиграющему молоку до мечты о работе в «индустрии красоты» (туалеты при этом остаются на улицах). Очень скоро возникает ощущение, что жизнь здесь — временная, и вкладываться в место проживания не стоит. Даже если большинство селян так и не сдвинутся с места, сидят они как бы «на тюках», забывая даже косить огороды. Этих призрачных деревень, население которых поняло, что их образ жизни не имеет никакой ценности в «городской картине мира», в России масса. Впрочем, и в Китае их хватает.

— А как вы проводите границу между селом и городом? Вот дачники, например, они кто? Особенно если живут за городом по полгода и более…

Как тверские села заселяют мигранты из Таджикистана

— С делением все очень сложно: есть анклавы городского образа жизни на селе, а есть окраины малых городов — каких-нибудь Великих Лук, Мичуринска, которые существуют совершенно по-деревенски: с печным отоплением, сараями, курами. По-хорошему стоило бы говорить именно об «образах жизни», которые могут воплощаться в разных местах. Но у нас просто нет адекватного и современного «образа деревенской жизни», поэтому обитатель даже самого малого городка не решится назвать себя «человеком деревни». Что касается дачников, то усилия по их интеграции в деревенскую жизнь, как ни странно, в последние годы предпринимает местная администрация. Поскольку количество прописанных людей прямо влияет на бюджет поселения, чиновники идут на разнообразные сделки: обещают людям за переезд и прописку в деревне предоставить какую-то землю на развитие, упростить межевание участка или другой бартер. Конечно, эти процессы заметнее не где-то в Подмосковье, а в более отдаленных регионах. Но они сказываются и на отношении к дачникам: появилась большая группа деревенских, которые к дачникам относятся хорошо.

— Это ведь пример благополучного общения города и деревни?

— Как правило, дачник воспринимается как человек, за которым идут деньги: он создает рынок сбыта «деревенских продуктов», которые самим деревенским уже не нужны, дает способ пополнить бюджет поселения. Но барьер «свой-чужой» здесь все-таки ломается с трудом: дачник чаще всего «чужой», и прежде всего потому, что все видят — он приехал сюда не работать, а отдыхать. «Пространство работы» и «пространство отдыха» — всегда что-то вроде разных миров в рамках одного поселения.

— А местные на селе действительно работают? Как же «заброшенные огороды», о которых вы говорили?

— Деревня остается местом мужского труда, хоть население там преимущественно женское. Мы обнаружили три условные группы работников. Первая, традиционная,— это люди, официально трудоустроенные на селе: истопники в местной школе, водители, механизаторы, поставщики дров, а также представители всех профессий, связанных с сельским хозяйством и лесным промыслом. Эти люди в собственном смысле слова и являются «своими», но их обычно немного. Вторая, как правило, большая группа — это вахтовики, которые по полмесяца и более живут вне своей деревни. Они наиболее обеспечены и задают стандарты потребительского поведения в деревне. И, наконец, третья группа — это те, кого можно назвать «шабашниками»: работники, перебивающиеся случайными заработками в теневом секторе, получающие оплату когда деньгами, когда натурой. Их основные заказчики — сельские пенсионеры, которым нужно то туалет подправить, то огород вскопать. В этом смысле пенсионеры играют важнейшую социальную роль на селе: как наиболее экономически стабильная прослойка создают рынок труда для низкоквалифицированных сельских мужчин, не давая им окончательно сползти в бедность или спиться. Впрочем, сейчас, когда «молодых пенсионеров» на селе не останется, судьба наиболее депрессированных работников видится в темном свете: по-хорошему, государству следовало бы предусмотреть какие-то меры поддержки всех тех, кто напрямую зависел от пенсионных доходов, а это далеко не одни пенсионеры.

Читать еще:  Как правильно выращивать поросят в домашних условиях?

— Вернусь к вопросу: все три группы деревенских работяг отличаются от дачников? Как они переживают воздействие города на село?

— Мне хочется здесь подробнее остановиться на проблеме вахтовиков. Очевидно, что они как раз та точка соприкосновения города и деревни, о которой мы говорим. Вахтовиков, как показывают другие наши исследования, очень любят российские предприятия. Даже когда можно нанять местных, они предпочитают приезжих: доходит иногда до смешного — население одной области ездит в другую на вахтовые заработки, и наоборот. В чем причина? В том, что вахтовик — это человек, который выкладывается полностью, особенно когда оплата сдельная и за сверхурочные дают больше денег. Он более эффективен. Что интересно, для человека это тоже эмоционально более интересная форма работы: она вносит в его жизнь особую динамику, драйв. В опросах вахтовиков мы регулярно фиксируем, что люди не хотят другой занятости, потому что боятся оседлости. Но — и в этом колоссальная проблема — вахтовики самой своей успешностью показывают, что там, где живешь, работать не стоит. Поскольку они выкладываются в тех местах, куда уезжают за длинным рублем, дома они готовы только отдыхать. Вахтовик, даже когда он в деревне, совершенно выпадает из хозяйственного оборота своей оседлой семьи. В результате возникает удивительное: огороды зарастают как раз у самой обеспеченной прослойки сельских жителей.

— Но для своего стола, живя на земле, деревенские еще что-то выращивают?

— Можно считать, что наше исследование зафиксировало некий исторический момент — в среднестатистической российской деревне больше не заводят для себя никакую скотину, кроме кур, (это замечание не относится к дачникам, а также отдаленным, изолированным хуторам и селам с особой культурно-религиозной спецификой). «Для себя» в широком смысле, то есть для своих, деревенских.

Когда мы спрашивали, почему так, селяне отвечали что-то вроде: «Хорошо стали жить, зачем это все. » Такой ответ — лукавый. Потому что на самом деле в деревне произошла замена условно экологически чистых, местных продуктов на магазинные продукты низкого ценового сегмента. Обычная ситуация: село за Уралом, мы в экспедиции, и нас приглашают в конце недели на праздник. Приходим: стоит убранный стол, а в центре главное блюдо — пельмени из магазина, московской марки. Под лавкой при этом виднелись закатанные банки деревенских разносолов, мы уточнили: а почему их не поставили на стол? Хозяйка удивилась, пояснив, что гостей абы чем не кормят, гостям лучшее дают… Это интересный слом. Деревня сейчас переживает то, что, может быть, переживала городская Россия в 90-х, когда к нам хлынули разнообразные «ножки Буша».

Почему у фермерства в России женское лицо

Административное решение об объединении деревень имело и еще одно интересное последствие: когда поселения стали большими, в них пришли крупные торговые сети, вытеснив сельпо. Народ обомлел от разнообразия и доступности еды и еще не осознал проблему с ее качеством. Деревенские бабушки поголовно предпочитают долгоиграющее молоко свежему, потому что и «для пищеварения лучше» (видимо, потому что все микроорганизмы убиты), и хранится дольше. Плюс, конечно, приход торговых сетей прикрыл последний рынок «местной продукции»: в старых магазинах из-под полы всегда велась торговля товарами собственного производства, а теперь она стала невозможна

— Но есть же примеры успешных фермерских хозяйств. Даже продукцию их кое-где можно купить. Значит, возможно предпринимательство в деревне?

— Я бы разделил ваш вопрос на два — про успешные хозяйства и саму возможность предпринимательства. Успешных хозяйств так мало, что в нашем исследовании они практически не попадались, в результате, мы не смогли выделить «фермеров» в отдельную группу сельских работников. При этом замечу: мы все-таки ориентировались на села, жители которых готовы были отвечать на наши вопросы, то есть это далеко не самое дно. Кроме того, большинство имеющихся успешных фермеров — это как раз вчерашние городские жители, слабо интегрированные в структуру деревенских связей. Вторая тема — про возможность предпринимательства. Мы интервьюировали нескольких если не фермеров, то просто предприимчивых людей на селе, которые держат хозяйство, продают что-то в городе и прочее (часто не регистрируясь). И отметили одну характерную деталь: мотивация их труда — не предпринимательская, а чисто потребительская. Они зарабатывают деньги, чтобы купить на Новый год хороших конфет, к весне — новую стиральную машину, а по осени отправить ребенка учиться в город. Любые мысли о расширении своего производства, вложении в хозяйство стандартный деревенский труженик блокирует: а зачем? Это риск, становишься виден, свои не поймут, придут проверки — кому это надо? Слышишь ответ: «Нам хватает». Повторю: мы не обнаружили ни одной группы деревенских жителей, которые бы воспринимали село как место, где можно развиваться и чего-то достичь. Это все к вопросу об образе будущего.

— Исходя из вашей логики (приход города разрушительно влияет на сельский уклад), можно предположить, что отдаленные поселения, куда не добралась цивилизация, должны развиваться успешнее. Так?

— Описанная закономерность работает далеко не для всех: если поблизости от вашего изолированного поселения нет никаких ресурсов, развиваться вы не будете. Однако для отдельных типов поселений, которые лучше назвать хуторами и которые специализируются на различного рода «промыслах», как их называет социолог Симон Кордонский (будь то сбор и продажа дикоросов, пушная охота и пр.), изоляция действительно приносит дивиденды. Мы бывали в нескольких таких хуторах: их жители свои контакты с городом регулируют сами и чувствуют, что инициатива в их руках. Скажем, стоит дом на хуторе, его хозяин огородил жердями и выкосил пространство вокруг дома на гектар. Это что, его земли? Нет, конечно, но он создает себе комфортную среду для проживания и хозяйствования. Найти такое в обычной деревне практически невозможно: там рядом с ухоженным, крепким домом может находиться заброшенный участок, и никто не подумает его обиходить. Вероятно, здесь есть какая-то проблема, почему приход городской прагматики в село — будь то в лице государства или бизнеса — лишает местных почвы под ногами. У нас этот приход все еще похож на колонизацию. Даже Китай, возвращаясь к нашей первой теме, у которого деревенский уклад все-таки сохранился больше, чем у нас, обеспокоен разрушением этого уклада, а мы воспринимаем все как естественный процесс. Но он на самом деле не естественный, а очень насильственный.

— Но если никто не хочет жить в деревне, вести «деревенский образ жизни» — что тут сделаешь? Может, надо допустить всеобщую урбанизацию…

— Это иллюзия. В такой стране, как Россия, все население не может жить в городах, какие бы программы ни предлагали известные экономисты. И потом, кто вам сказал, что никто не хочет жить в деревне? Когда мы задавали соответствующий вопрос нашим респондентам, однозначно уехать в город хотели бы только 30 процентов деревенских жителей, а под 70 процентов предпочитают остаться. Строгой возрастной зависимости нет, более того, даже те молодые, которые хотят уехать, обычно добавляют: «Если бы здесь работа была, я бы остался». Вахтовики, замечу, тоже не готовы переезжать туда, где зарабатывают. Кроме того, нас приятно удивила новация последних лет — почти повсеместно стали появляться «Праздники села», которые устраиваются своими силами, кустарно и душевно. То есть проблема в чем-то другом, не в людях.

— Не скажу, что мала: по мысли наших респондентов, скорее неудачна. В опросах мы традиционно встречаемся с огромным количеством жалоб селян на федеральный центр, его программы и подходы. Часто говорят, что так проявляет себя патернализм. Я не уверен: социологи просто воспринимаются массой россиян как способ дать «обратную связь» государству. И выразить общее возмущение можно коротко: почему из многих опций получить какую-то услугу, сделать что-то в селе всегда работает одна и притом худшая? Часто отмечается, что «там наверху» какая-то своя логика, неприменимая «на земле». Плюс у людей выработалось колоссальное отвращение к политике из-за безобразной предвыборной агитации, которая ведется в сельской местности: там ставка делается почти исключительно на популизм, потому что предполагается, что необразованным деревенским жителям большего не надо. С «реальной политикой» люди практически незнакомы, и это только усиливает отчуждение. Возможно, городу и деревне не хватает как раз социологического, а не экономического взгляда друг на друга, который обещает выход за рамки потребительски-колонизаторского отношения к другому.

Агробизнес по-китайски: несколько фактов на заметку

Госпожа Гуань Сень Мей родом из Харбина, города, основанного в конце девятнадцатого века выходцами из Российской империи, которые строили Китайскую Восточную железную дорогу. Большинство этих специалистов обосновались в Харбине, образовав многочисленную общину и русскоязычную среду в китайском городе. Поэтому Гуань Сень Мей отлично знает русский язык, на нем она с детства общалась с соседями, изучала в школе и даже разговаривала с отцом, работавшим на железной дороге. Высшее экономическое образование получила в одном из харбинских вузов, а переехав в Украину, защитила кандидатскую диссертацию на тему о малом и среднем бизнес в промышленности. Затем создала «Украинско-китайский международный культурно-деловой центр», деятельность которого направлена на развитие двухстороннего сотрудничества. Имея опыт в коммерции, Гуань Сень Мей рассказала о агробизнесе Китайской народной республики.

– На сегодняшний день налажены довольно крупные поставки в Китай украинской кукурузы, ячменя, сои и подсолнечного масла. В небольших количествах Украина экспортирует масло грецкого ореха, винограда и льняное. Формируются для отправки партии меда и рапсового масла. Потребителям в Китае такие продукты очень нравятся, ведь наша национальная кухня основана на поджаренной еде. Для приготовления традиционных блюд используют арахисовое, соевое, кунжутное и рапсовое масло. К сожалению, эти продукты часто содержат ГМО, а в Китае в последние годы начали осторожнее относиться к таким товарам. Большее предпочтение отдают органическим продуктам, – говорит Гуань Сень Мей.

– А какую сельскохозяйственную продукцию экспортирует КНР в Украину?

– Что касается сельского хозяйства, это удобрения и пестициды, оборудование для производства мицелия грибов, а также средства малой механизации. Ведь в Китае вы вряд ли увидите латифундии. Основную часть аграрной продукции в стране выращивают на сравнительно небольших наделах, поэтому много предприятий производят технику для мелкого товаропроизводителя.

Насколько внутренний рынок КНР обеспечен плодами местного производства?

– Чтобы прокормить население в 1,3 миллиарда человек, пригодной для возделывания земли недостаточно. На юге сосредоточенно основное производство овощей, фруктов, чая и риса, также налажен импорт сельскохозяйственной продукции.

– Какие страны экспортируют в Китай фрукты?

– В основном их привозят из стран Юго-Восточной Азии и Австралии, где урожай созревает, когда в Китае зима. Хотя большую часть всего объема все же обеспечиваю южные регионы страны, где собирают по три урожая в год.

– Как Китайской народной республике за довольно короткий срок удалось достичь высоких темпов развития?

– Фундамент был заложен еще полвека назад, когда мы стали полновластными хозяевами своей земли, начали строить независимое государство. Правительство отказалось от малоэффективной колхозной системы. Были созданы довольно благоприятные условия для арендаторов земли, которая принадлежит государству. Для этого существует невысокая арендная плата за землю плюс беспроцентные годовые кредиты для мелких агропроизводств. Они также платят один налог в виде НДС после реализации продукции.

А если выдался неурожайный год?

– Если урожай фермера пострадал от погодных катаклизмов, государство покупает у него продукцию по конкурентоспособной цене.

На каких условиях кредитуют крупных товаропроизводителей?

– Крупным аграрным предприятиям дают кредиты под 1—3% годовых. Кстати, около 80% населения проживает в сельской местности. Почти все занимаются земледелием, в город ездят на заработки. Ведь китайцы привыкли много работать. Так, например, семья посадила на своем участке различные культуры и отправляется работать на завод или на стройку, а за их посевами и, как правило, посевами других семей, ухаживают несколько человек, с которыми хозяева участков расплачиваются после сбора урожая. Таким образом, сельскохозяйственное производство Китая по большей части основывается на мелком собственнике.

Китай лидирует в мире по разнообразию культивируемых видов растений. Почему на украинском рынке достаточно редко встречаются семена китайских овощных культур?

– Существуют различия в климатических условиях, качестве земли и культурных привычках. Грунт, расположенный на одной широте имеет разную температуру и минеральный состав. Также, преградой являются вкусовые предпочтения украинцев.

Какие продукты питания украинского производства Вы предпочитаете?

– Несколько раз в год я регулярно бываю в Китае. Обычно в виде гостинцев привожу с собой мед и сухофрукты в шоколаде, а также черный шоколад, он очень нравится моим родственникам. Я люблю украинскую клубнику, абрикосы, черешни. Кстати, украинские сорта этой культуры недавно начали выращивать и в Китае.

А сколько в КНР стоит килограмм черешен в сезон?

– Восемь-десять долларов США. Килограмм клубники – от 1.5 до 3 долларов, яблок – приблизительно два доллара, а капусты и моркови – около 20 центров. Картофель и батат обойдутся чуть дороже – около 30 центов.

При многообразии корнеплодов, выращиваемых в Китае, какие употребляют больше всего?

– Очень популярен батат. Его выращивают почти в таких же количествах, как и картофель. При этом из него делают крахмал, а из отходов производства – лекарственные препараты. Ведь батат очень полезен для здоровья. Даже бытует мнение, что он предупреждает раковые заболевания. В южной части страны широко применяют корнеплоды маниока, там этот продукт заменяет хлеб.

Какое место в ежедневном рационе китайцев занимает плодоовощная продукция?

– Первое – около 50% всего рациона. В то время как мучные и рисовые изделия на последнем месте.

– Насколько мне известно, на территории КНР проживает 56 национальностей, которые имеют свои культурные и языковые отличия. Трудно ли понять, например, жителю северной части страны представителя южного региона?

– В письме используется только государственный китайский язык, его изучают в школах. В различных регионах существует местный диалект, но это не является языковой проблемой, так как в разговоре всегда может использоваться государственный.

Трудно ли иностранцу найти работу в аграрном секторе Китая?

– Китайская народная республика очень заинтересована в инновационных проектах, которые можно реализовать на ее территории. Поэтому выделяется господдержка на научные исследования, в том числе с участием иностранных специалистов.

Почему в Украине работает лишь несколько аграрных компаний из Китая?

– Современный Китай стремится к развитию совместного бизнеса и это только начало нашего сотрудничества. Ведь бизнесменов из КНР очень интересуют украинские просторы, это будет иметь положительный результат в перспективе.

– В китайско-украинских компаниях работают граждане Китая?

Граждане Китая в основном занимаются менеджментом таких компаний и их число в коллективе невелико. Ведь этот не очень рентабельно расходы на получение украинской рабочей визы, налоги, создание условий проживания лягут на себестоимость выращенной продукции. К тому же получение разрешительных документов достаточно непростой и долгосрочный процесс.

– Какие технологии и энергоносители используют в Китае для выращивания в защищенном грунте?

Тепличный бизнес развивается в основном в Северной и Центральной части Китая. Отличие китайской теплицы в том, что применяется технология «теплой земли» нагревательные элементы прокладываются с обеих сторон грядки и поддерживают температуру грунта. А накопление и сохранение солнечного тепла благоприятно сказывается на росте растений.

Читать еще:  Какие грибы выращивают в домашних условиях?

– Что посоветуете украинским аграриям?

– Плодородной почвы в мире становится меньше, это открывает большие возможности для украинских производителей. Необходимо увеличивать ассортимент выращиваемых на экспорт культур. В Украине незаслуженно обойден вниманием батат, арахис, женьшень, а также лекарственные травы. При продаже этих продуктов можно заработать приличные деньги даже с одного гектара угодий.

Александр Литвиненко

6 вопросов о «культурной революции» в Китае

Пятьдесят лет назад в Китае началась так называемая культурная революция. Главные ее вехи и сегодняшнее значение — в материале DW.

В чем был смысл китайской «культурной революции«?

«Культурная революция»в Китае — это политическая кампания, инициированная лидером компартии Мао Цзэдуном в 1966 году, с целью создания «нового человека». Этот «новый человек» должен был стать «бескорыстным общественным созданием в свободном от господства социуме, которое то и дело встречается в разных утопиях», отмечает китаевед Оскар Веггель (Oskar Weggel). Для достижения этой цели Мао призывал уничтожить «четыре пережитка»: старые идеи, старую культуру, старые обычаи и старые привычки. Их место должны были занять идеи Мао Цзэдуна.

Кроме того, Мао выступал за нейтрализацию так называемых контрреволюционных и ревизионистских элементов внутри партии, воплощением которых стал его политический оппонент Лю Шаоци, который сменил Мао на посту председателя КНР несколькими годами ранее. Таким образом, «культурная революция»также была своего рода борьбой за власть в руководстве Коммунистической партии Китая.

В области экономики Лю делал ставку на рыночные отношения (как позднее и Дэн Сяопин), а в политике — на партийную дисциплину. Для Мао же любые стимулы к обогащению были ненавистны. Даже партийных функционеров он относил к «новому классу эксплуататоров». Соответственно он видел двигатель социального прогресса лишь в перманентной классовой борьбе.

Как проходила «культурная революция»?

Длилась эта кампания с 1966 по 1976 год.Все началось с разгромной деятельности школьников и студентов — хунвейбинов («красногвардейцев»): сформированная в отряды молодежь затеяла агрессивную борьбу с «четырьмя пережитками». Конкретно это коснулось в первую очередь учителей и профессоров, которых принуждали к «признаниям». Квартиры учителей были разгромлены, храмы, пагоды и библиотеки — разрушены. Вскоре к «революции» примкнули и рабочие, а также значительная часть городского населения. Все чаще жертвами становились сотрудники партийного аппарата на местах.

Публичная казнь во время «культурной революции»

Страна погрузилась в хаос. Более половины всех членов Политбюро, а также ЦК и секретарей местных партийных организаций потеряли свои посты в первые же месяцы «культурной революции». Государственная система рухнула.

Когда ситуация полностью вышла из-под контроля, Мао пустил в дело Народно-освободительную армию Китая под руководством его соратника, министра обороны Линь Бяо. Поскольку армия представляла собой своего рода государство в государстве, ее мало затронул царящий хаос. К 1968 году военные почти полностью взяли страну под контроль. Хунвейбины, которые продолжали сопротивление, были отправлены «на перевоспитание» в сельские районы или в ускоренном порядке казнены.

Мао Цзэдун и Линь Бяо

В 1969 году началось восстановление партийного аппарата. Однако военные под командованием Линь Бяо не горели желанием добровольно сдавать свои позиции. Сам Линь Бяо участвовал в печально известном заговоре под названием «Проект 571», целью которого было в том числе и убийство Мао. Но заговор был раскрыт, а самолет, на котором Линь Бяо бежал из Китая в сторону СССР, рухнул при до сих пор неясных обстоятельствах на территории Монголии.

Несмотря на восстановление партии, спокойствие вернулось в Китай лишь в 1976 году. Так называемая «банда четырех», в которую входила и жена Мао Цзэдуна, пыталась выступить против новых партийных звезд — Чжоу Эньлая и Дэн Сяопина. Окончательное поражение они потерпели в момент смерти Мао 9 сентября 1976 года. Хаос «культурной революции» закончился вместе со смертью ее инициатора.

Работа на селе во времена «культурной революции»

Какую роль сыграла «красная книжечка«?

«Цитатник» Мао Цзэдуна, также известный под названием «маленькая красная книжечка», представляет собой сборник текстов, речей и лозунгов, которые Линь Бяо собрал воедино в середине 1960-х годов. Во времена «культурной революции» каждый истинный революционер должен был иметь при себе экземпляр этой книги. Часто хунвейбины даже приветствовали друг друга цитатами оттуда. К сегодняшнему дню по всему миру напечатано не менее миллиарда экземпляров «Цитатника» Мао.

Почему провалилась «культурная революция»?

С самого начала «культурная революция» содержала в себе противоречия, которые не могли быть разрешены. Мао хотел одновременно быть революционером, рушащим старые иерархии, но в то же время сохранить полный контроль. Когда это противоречие вылилось в жестокую борьбу между фракциями, Мао привлек военных, чтобы восстановить порядок.

Китайская «теория риса»: как родные поля формируют национальный менталитет

Почему Колобок предпочёл самостоятельность теплу родных рук? Потому что был пшеничным. Будь он рисовым, история могла бы сложиться совсем иначе. По крайней мере, такой вывод напрашивается из американско-китайского психологического исследования.

Восток – это конформность и коллективизм, запад – индивидуалистические ценности. Такая парадигма давно стала общим местом кросс-культурных исследований. Однако недавно международная группа американских (университеты Мичигана и Вирджинии) и китайских (университеты Пекина и Гуанчжоу) психологов под руководством Томаса Талхельма (Мичиган) опубликовали в журнале Science исследование, демонстрирующее аналогичный контраст внутри самого востока.

Фактором, ответственным за «западность» или «восточность» стран Юго-Восточной Азии, они считают доминирующую в той или иной местности сельскохозяйственную культуру. Рис, по их мнению, располагает к коллективизму и взаимозависимости, в то время как пшеница – к индивидуализму и рациональности.

Базой исследования стал Китай – идеальная, по мнению авторов, площадка. С одной стороны, здесь традиционно выращивают обе культуры (водораздел реки Янцзы отделяет «пшеничный» север от «рисового» юга), с другой – страна гораздо более этнически и политически однородна, чем Европа или Африка, что снижает риск неучтённых различий. Чтобы свести к минимуму роль климата, диалекта и других региональных особенностей, в качестве экспериментального массива было выбрано население крупных городов, расположенных по «рисово-пшеничной границе».

Вопросом, что за факторы, действующие в регионе, определяют менталитет его населения, психологи задаются уже давно, так что исследование ещё и сумело оценить, как соотносятся с фактами традиционные социокультурные модели. Самая распространённая из них – теория модернизации, согласно которой по мере того, как общество становится богаче, образованнее и «капиталистичнее», его культура сдвигается в сторону аналитики и индивидуализма. Однако эта модель не объясняет, как удаётся совмещать экономическое процветание с традиционным холистическим и коллективистским менталитетом таким странам, как Япония, Южная Корея и Гонконг.

Теория преобладающего патогена рассматривает в качестве культурообразующего фактора характерные для того или иного региона инфекции. В рамках этой модели, чем их больше, тем опаснее общение с чужеземцами и тем больше культура склонна замыкаться в себе, что питает коллективизм и снижает открытость общества к новому опыту. Однако, отмечают авторы американско-китайского исследования, высокий риск инфекции может быть связан с жарким климатом, а тот, в свою очередь, – с фактором, не принимавшимся ранее в расчёт — выращиванием риса.

Теория риса – это частный случай теории способа жизнеобеспечения, состоящей в том, что некоторые формы хозяйственной деятельности по самой своей природе вынуждают людей к взаимодействию, в то время, как другие его не требуют. В частности, мобильные и индивидуалистичные пастухи традиционно противопоставляются стабильным и общинным земледельцам. Однако китайские учёные утверждают, что земледельческое ментальное наследие устроено сложнее.

В основе их работы – масштабное количественное исследование: 1162 студентам из крупных китайских городов – Пекина, Фуцзяня, Гуаньдонга, Юннаня, Сычуаня и Ляонина – был предложен ряд тестов, оценивающих тип мышления по шкале аналитическое («третьего не дано») / холистическое («каждый прав по-своему»), а также по шкале имплицитного индивидуализма / групповой лояльности, коллективизма.

Для оценки доминирующего типа мышления использовалась классическая задача «триады»: студентам предлагали тройки слов, вроде «рельсы, поезд, автобус», из которых надо было выбрать пару «подходящих». Выбор, сделанный на основе понятийного обобщения – «поезд, автобус» говорил об абстрактном мышлении, а выбор «поезд, рельсы», на основании функциональной смежности, – о холистическом; западные культуры, как правило, демонстрируют в этом эксперименте сдвиг в сторону первого, а восточно-азиатские – второго типа выбора. Аналогичные сдвиги обнаружились в ответах студентов из «пшеничных» и «рисовых» регионов соответственно.

Для оценки степени индивидуализма студентам предложили нарисовать социограмму (ещё один классический метод, когда испытуемый рисует себя и сеть своих социальных и родственных отношений в виде кружков, соединённых линиями). Согласно накопленным ранее данным, американцы изображают на социограмме «себя» кружками в среднем примерно на 6 мм крупнее, чем «других», европейцы – на 3,5 мм крупнее, японцы — немного меньше, и так далее. В Китае же студенты из «рисовых» провинций оказались склонны изображать «себя» мельче, чем своих товарищей, в среднем на сотые доли миллиметра, как в Японии, а из «пшеничных» – на полтора миллиметра крупнее, ближе к европейскому результату.

Для оценки меры групповой лояльности (и, в своём негативном проявлении, предрасположенности к кумовству, «радению родному человечку») использовали тест, который выявлял наличие у участников двойных стандартов: особого отношения к знакомым по сравнению с незнакомцами, характерного для коллективистских культур. «Рисовая культура», как и предполагалось, показала себя более склонной к двойным стандартам, чем «пшеничная».
В общем и целом оказалось, что у Китая есть собственные «Запад» и «Восток», разумеется в культурном смысле этого слова, различие определяется характером возделываемых злаков. К условно «западным» моделям и сценариям расположены пшеничные, а к «восточным» — рисовые регионы. Но это – в исследовании, база которого ограничивалась одной социальной и возрастной группой, студентами. А сохранится ли рисово-пшеничный контраст, если выйти за её пределы?

Чтобы в этом убедиться, взяли ещё один показатель, традиционно связываемый с уровнем индивидуализма: уровень разводов. В обоих категориях регионов он рос пропорционально модернизации китайской экономики, но при этом 50%-ная разница по уровню разводов между рисовыми (ниже) и пшеничными (выше) регионами сохранялась.

Что же отличает эти земледельческие системы столь радикально? Два параметра: орошение и характер труда. Рисовым плантациям нужна стоячая вода, поэтому в рисовых регионах население создаёт изощрённые ирригационные системы, немыслимые без тесного взаимодействия между хозяйствами, и прежде всего, без координации водопользования. Кроме того, поддерживать оросительные сети в рабочем состоянии год за годом, чистить их, дренировать, обновлять – задача исключительно трудозатратная, непосильная для одного человека, поэтому она ложится на деревню в целом.

Сама рисовая плантация тоже требует огромного труда, по наблюдениям антропологов, посещавших Китай до эпохи модернизации, и замерявших количество часов, которые крестьяне проводили в полях, – в два раза больше, чем пшеница. Средневековое китайское наставление земледельцу говорит: если не хватает работников, лучше выращивать пшеницу. Полагаться только на собственные силы в «рисовой» культуре означало голод.

В таких «рисовых» регионах, как Индия, Малайзия и Япония, крестьяне традиционно создавали нечто вроде кооперативов трудовой взаимопомощи, чтобы обеспечить плантации рабочими руками в нужный момент. Семьи – участники этих союзов координировали между собой сроки сева, так, чтобы урожай созревал в разное время в разных хозяйствах. Это позволяло привлекать на помощь тех из соседей, чей урожай уже убран или ещё не созрел. Рисовые плантации делали сотрудничество экономической ценностью, мотивировали крестьян вступать в тесные социальные отношения и избегать поведения, способного породить конфликт.

Пшеница же, в отличие от риса, в оросительных каналах не нуждается, дождь согласовывать с соседями тоже не надо. Остаются сев пшеницы и сбор урожая, но так как они вдвое менее трудозатратны, то соответственно снижается и потребность хозяйства в соседской помощи.

Рисовая теория, утверждают авторы, может объяснить феномен восточноазиатского разнообразия. Япония и Южная Корея – всецело рисовые страны, чем может объясняться их стойкая приверженность к коллективным ценностям, в отличие от столь же богатых, но пшеничных стран. Что касается Китая, он совмещает в себе обе аграрные культуры. Если теория верна, предсказывают авторы, то Индия, где присутствуют и рис, и пшеница, будет развиваться по китайскому, смешанному, пути, а Индонезия, с её рисоцентрированным сельским хозяйством, – по японско-корейскому.

Исследователи особо отмечают, что их «рисовая теория» говорит об исторически сложившемся менталитете региона, а никак не о психологии индивидуума, выращивающего рис. Никто из информантов, охваченных исследованием, не занимался выращиванием зерновых непосредственно, но, чтобы принадлежать «рисовой» или «пшеничной» культуре, это не обязательно.

Далее группа намерена изучить, где в рисово-пшеничном культурном балансе находится население сухих рисовых полей, не требующих такой изощрённой ирригации, а также – каким образом и до какого предела «рисовая культура» способна воспроизводить себя там, где никакого риса уже давно не выращивают.

Гусеница на диете

На научно-исследовательской станции шелководства — в филиале ФГБНУ «Северо-Кавказский федеральный научный аграрный центр» сейчас подбирают оптимальную рецептуру для кормов. Как рассказала корреспонденту «РГ» директор филиала Елена Евлагина, питательная среда представляет собой брикет, в состав которого входит порошок листа шелковицы, а также другие компоненты, необходимые для полноценного развития насекомых:

— В нем содержится не менее 15 процентов листьев шелковицы, которые в обычных условиях являются единственным источником питания для шелкопряда, так как он монофаг. Мы сушим и измельчаем листы, добавляем в них соевую, пшеничную и кукурузную муку, витамины и микроэлементы, а также небольшое количество антибиотиков, чтобы продлить срок хранения. От консервантов отказались.

Ученые готовят корм с разными вариантами ингредиентов и оценивают, какую версию предпочтут гусеницы. На каком-то рационе те лучше растут, а на каком-то их развитие быстро останавливается. В перспективе с помощью добавок удастся контролируемо влиять на насекомых и получать нужные науке и производственникам результаты.

Кстати, Ставрополье когда-то было центром шелководства СССР. Здесь, а также в Краснодарском крае, Ростовской области, Северной Осетии, Дагестане, Чечено-Ингушской Республике и Кабардино-Балкарии насекомых выращивали в промышленных масштабах. В советские годы производилось 500-600 килограммов грены (яйца бабочки тутового шелкопряда) в год, которой хватало для получения 800-900 тонн коконов.

Отсутствие кормовой базы — одна из главных проблем при разведении шелкопрядов. Кормов нужно заготавливать много, а значит, необходимы обширные тутовые плантации. На Ставрополье тутовника много, только у станции насаждения занимают 15 гектаров. Немало таких садов и по краю. По словам Евлагиной, к ученым часто обращаются аграрии, которые, купив земельный участок, обнаруживают там шелковицу и решают начать производство натурального шелка.

— Но на самом деле есть множество других перспективных направлений, связанных с разведением этих насекомых, — говорит директор станции.

Сейчас шелкопрядов используют как лабораторных насекомых. По словам Евлагиной, на них удобно проводить исследования. Так, ставропольские ученые сотрудничают со Всероссийским институтом защиты растений, где изучают способы борьбы с сельскохозяйственными вредителями. Ставрополь поставляет коллегам из Санкт-Петербурга личинок, которые заменяют, к примеру, хлопковую совку.

— Шелкопряд, как и совка, относится к чешуекрылым. Только вот совку нужно поймать и как-то содержать в неволе. А шелкопряд не летает, — добавляет Евлагина.

Шелк можно использовать не только для нужд текстильной промышленности, но и в тканевой инженерии и трансплантологии. Биорезистентные (растворимые) композиты абсолютно аллергонейтральны и не отторгаются человеческим организмом. Один из примеров — шелковая хирургическая нить.

На основе натурального шелка уже начали выпускать индикаторы, которые вживляются под кожу. Они показывают уровень сахара в крови, что важно для диабетиков. Такой индикатор точнее и быстрее внешнего тестера. Постепенно индикатор растворяется, и на его место вживляется новый. Существует также множество других аналогичных датчиков, которые помогают следить за состоянием больного. Особенно они актуальны при разработке, например, рациона питания для пациентов, ослабленных после лучевой химиотерапии или в послеоперационный период. В Китае начали выпускать и аминокислотные протеины.

— Но все производители, которые занимаются выращиванием насекомых, так или иначе сталкиваются с проблемой питательной базы. За рубежом ее решают заготовкой кормов. В скором времени и мы сможем предоставлять нашим партнерам такие услуги. Это также будет способствовать развитию шелководства и смежных направлений в России, — заключила директор станции.

Сейчас выращиванием тутового шелкопряда занимается около 50 стран, из которых две поставляют 96 процентов мировой продукции — Китай и Индия. Резко сократилось производство коконов в Японии и Южной Корее. Основная причина — высокая трудоемкость производства. Сезонность также является слабой стороной отрасли. В это же время в Индии, Бразилии, Таиланде, Индонезии увеличивается производство шелковичных коконов. Причем занимается этим, как и в Китае, беднейшая часть населения. В развитых странах шелководство дотируется государством.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector